Реально ускоренное исполнение заказа ВСЕГДА требует дополнительных действий каких-либо лиц и поэтому имеет повышенную трудоемкость. То есть речь идет не о перестановке очередности штатных действий, а именно о дополнительных действиях.

Исходя из этого вежливая просьба о срочности должна содержать предложение о дополнительной оплате. Инициатива определения размера этой доплаты должна принадлежать вежливому заказчику, поскольку исполнитель не планировал этой работы и у него на момент разговора отсутствуют соображения по этому поводу. Согласие зависит от адекватности предложения. Соглашаясь на адекватную дополнительную оплату исполнитель берет на себя ответственность за адекватное качество действий по ускоренному выполнению запроса.

Достаточно часто ситуация ускорения имеет отправной точкой проблему какого-либо лица в заказной цепочке, чья оплошность привела к объективной задержке общего срока исполнения заказа. Бывают, конечно, и, так сказать, объективные предпосылки срочности. И часто, при более-менее тесных рабочих взаимоотношениях возникает ситуация партнерской просьбы о срочности. Естественно, никто не отменял принципа взаимовыручки и о дополнительной оплате в таких случаях разговора не возникает. Выручающая сторона делает, что может, обычно с позитивным результатом.

Но как раз в таких случаях взаимовыручки иногда возникают ошибки. Причина - поспешность, из-за которой невозможно нормально подготовить работу. Все бы ничего, сделано все возможное, не всегда результат соответствует нашим самым искренним пожеланиям. Однако нередко возникает парадоксальная ответная реакция со стороны недавнего просителя в виде требования компенсировать ему все его убытки. Убытки, возникшие по его вине. Именно в таком случае - дружеской/партнерской взаимовыручки, выручающая сторона оказывается в затруднительном положении, поскольку факт каких-либо ошибок очевиден, а обстоятельства договоренностей и спешки известны только непосредственно просителю, проявившему себя вероломно.

Поэтому, соответствующие соображения об ответственности в ключе порядочности выглядят таким образом:

1. Исполнитель принимает на себя адекватную ответственность за выполнение заказа с ускоренным по просьбе заказчика сроком исполнения в том случае, если сторонами установлены (и соблюдены!) дополнительная оплата за срочность и условия платежей

2. Исполнитель не несет ответственности за возможные ошибки, совершенные им в обстоятельствах выполнения заказа в ускоренном по просьбе заказчика режиме, в случае согласия на срочность в рамках дружеской/партнерской взаимопомощи.

NB! Обращаясь с просьбой об ускоренном исполнении заказа, необходимо определиться, какой сценарий ответственности имеется ввиду: сценарий без дополнительной оплаты не подразумевает никакой ответственности за допущенные в спешке ошибки.

Надо сказать, что дополнительная оплата за срочность на самом деле, даже при ее значительном размере, мало привлекательна на фоне дискомфорта и рисков спешки. Поэтому смысл статьи сводится вовсе не к стимулированию этой доплаты, тем более что добится согласия на нее исполнителя совсем не просто, а состоит в доведении до разума истины, что обстоятельства взаимовыручки - это обстоятельства без экономических последствий.

Формальный вопрос ответственности при работе со стеклом заказчика автоматически сведен к ее отсутствию. Статья упрощает обоснование моральной подоплеки в случаях особо изощренного лицемерия последний раз обратившихся заказчиков. Очевидно, ускорение заказа со стеклом исполнителя не должна приниматься без доплаты за срочность.

Самым простым случаем компенсации небольшого ускорения является является применение 15% наценки на стоимость заказа. С улыбкой замечено, что применение этого скромного коэффициента снижает число случаев необходимости в ускорении на порядок.

Если же без иронии отнестись к неприятному человеческому свойству терять голову, когда обстоятельства наступают на личный кошелек, то проосьбу о поспешности хорошо бы оформлять в соответствии с ситуацией, как она есть - прошением, в котором проситель заранее отказывается от претензий любого рода.

Тогда не будет парадокса - просьба - в дружеском ключе, спрос за ошибку - в предельно юридически формальном.